Международный центр поддержки творчества и талантов «ART VICTORY»
Международные конкурсы и олимпиады для учащихся и педагогов ДШИ, ДМШ, ДХШ, ЦДТ, ДДТ, ДК, СДК, СУЗОВ , ВУЗОВ и общеобразовательных школ

10:00 - 18:00 (Мск)
Пн-Пт

ВСЕ КОНКУРСЫ И ОЛИМПИАДЫ БЕССРОЧНЫЕ! СРОК РАССМОТРЕНИЯ ЗАЯВОК 10 РАБОЧИХ ДНЕЙ!! ЗАЯВКИ ПРИНИМАЕМ 24/7.

Драматургическое значение Пролога в балете «Спящая красавица» П. И. Чайковского

QR Code

Поделиться публикацией

Share on facebook
Share on vk
Share on odnoklassniki
Share on whatsapp
Share on telegram

Драматургическое значение Пролога в балете «Спящая красавица»

П. И. Чайковского

Пролог балета «Спящая красавица» П. И. Чайковского имеет важную драматургическую функцию в общей концепции спектакля: здесь экспонируются образы фей. Сначала появляются добрые феи, которые одаривают прекрасную принцессу Аврору, затем вторгается злая фея Карабосс и произносит жестокое пророчество – смерть принцессы, а далее фея Сирени смягчает приговор. Важно подчеркнуть, что феи – образы, отражающие представления о космогонии бытия – Порядке и Хаосе, персонифицированные в балете как фея Сирени и фея Карабосс.

В Прологе наряду с экспонированием архетипического конфликта начинает развёртываться сюжет о воскрешении чудесной принцессы после сна-смерти благодаря силе любви принца. Тем самым сказочный сюжет об Авроре и Дезире включаются в один из мифологических сюжетов о борьбе Добра и Зла. Конфликт антогонистических образов в балете «Спящая красавица» подчеркнут в драматургии на нескольких уровнях: в музыкальном, декоративном и хореографическом. Уровень музыкальной драматургии возможно рассмотреть через следующий комплекс выразительности: интонационную лексику, тембр, жанр, гармонию, ритм.

В интонационной лексике конфликт представлен в лейтмотивах феи Карабосс и феи Сирени. Так, при первом столкновении фей резко противопоставляются:

— агрессивная хроматическая мелодия с тритоновыми скачками в характеристике Карабосс и красивая, пластичная мелодия бесполутонового движения в характеристике Сирени;

— жесткие тембры медной группы с пронзительным звучанием пистонов у феи Зла и теплые, мягкие тембры арфы, деревянных духовых и струнной группы у феи Добра;

— угрожающий мотив «саркастического смеха» Карабосс и нежный мотив «чудесной арфы» и лирические интонации Сирени.

Дальше и до конца Пролога конфликт в интонационной лексике фей расширяется: мотивам «саркастического смеха», «судьбы», «предсказания», «токкатному», «времени» и «заклятья», характеризующих фею Карабосс, противопоставляются интонации «чудесной арфы», «вдохновения» и «расцветании» в характеристике феи Сирени.

Конфликт двух образов проявляется и на уровне жанровой характеристики: инфернального скерцо у феи Карабосс и благородного одухотворенного вальса у феи Сирени.

Своеобразие гармонического языка в характеристике феи Карабосс заключается в диссонантном, напряженном звучании. Круг тональностей, связанных с образом феи Зла, таков: emoll и Esdur в Интродукции, dmoll и gmoll при вторжении феи Карабосс в финале Пролога, Hdur при появлении ремарки «Я не крестная мать», emoll в сцене предсказания, fmoll в сцене заклятья и gismoll в танцах крыс и пажей злой феи. Сквозное значение в музыкальной характеристике феи Карабосс приобретает тональность emoll. В гармоническом языке феи Карабосс следует отметить включение типичных для сферы сказочного Зла напряженных уменьшенных и мистических по окраске увеличенных созвучий: в Интродукции – УмDD65 и УмVII2 в мотиве «саркастического смеха», УмVII43 в мотиве «судьбы», УмDD7 в «токкатной» интонации, в финале Пролога – Ув64 и УмVII2 в развитии мотива «саркастического смеха» в сцене появления феи Карабосс,  УмVII65 в сцене предсказания, Ум64 в сцене заклятья.

Круг тональностей, связанный с характеристикой феи Сирени, следующий: Edur, Desdur, Cdur. Тональность Edur приобретает значение лейттональности – в балете она встречается в Интродукции, в вариации из Пролога, в финале Пролога в сцене выхода феи Сирени. Таким образом, конфликтное соотношение образов феи Карабосс и феи Сирени выражено сопоставлением одноименных тональностей emoll и Edur, как основных при характеристике данных персонажей.

«Чистота» и гармоничность образа феи Добра подчеркнута в финале Пролога гармоническим решением: это автентические обороты на тоническом органном пункте – Т53-D253, Т53-D253-DD43-D4353.

Конфликт выражен и на ритмическом уровне. Ритмика в номерах феи Карабосс – острая, упругая, с преобладанием коротких длительностей, триольных и пунктирных ритмических фигур в размерах 4/4 и 2/4. Подобная ритмика воссоздает гротескную пластику феи Карабосс.

В характеристике феи Сирени иной тип ритмических рисунков с ровным чередованием длительностей в размерах 6/8 и 3/4, что подчеркивает изысканность, грациозность и плавность движений феи Добра.

Итак, комплекс средств музыкальной выразительности направлен на создание двух образов, воплощающих основной конфликт в драматургии балета: жестокой и агрессивной феи Зла и прекрасной, нежной феи Добра.

Декоративные средства усиливают полярность образов двух фей. Цветовое решение их костюмов несет определенную символику. Так, фея Карабосс, олицетворяющая собой мировое Зло, облачена в черную мантию с золотыми украшениями. Черный цвет символизирует «несчастье» и «смерть», а золотой – «власть» и «величие» [5]. Именно несчастье, смерть и власть, невозможность отмены ужасного приговора, несет фея Карабосс юной Авроре.

Представительница волшебного добра – фея Сирени – имеет соответствующую ее имени – сиреневую пачку. Сиреневый складывается их сочетания двух цветов: голубого и розового. Символика голубого цвета заключается в «возвышенности», он несет с собой «вечную молодость» и «бесконечность», так как это «цвет неба». Также, голубой цвет говорит о «счастливой любви» и «благодатной силе жизни»[там же]. Розовый цвет подчеркивает «нежность» и «юность», «искренность» и «скромность» [8]. Таким образом, костюм феи Сирени раскрывает присущие ей такие качества, как молодость, юность, счастливая любовь. Благодатную силу жизни благодаря смягчению приговора подарит фея Добра Авроре.

Усиливает конфликт двух фей и хореографическое решение финала Пролога. Основу танца феи Карабосс составляет пантомима – характеристика «драматического компонента» и «гротескного» начала [3; 53]. Она построена на жестких и угловатых движениях. Центральным хореографическим рисунком ее партии является фигура круга. Круг – это один из древнейших символов и имеющий множество значений, но общее для всех вариантов то, что круг – символ «вечности», «бесконечности», «времени в вечности» [1, 2, 4, 5, 6, 8]. В данном случае круг символизирует «вечный сон» принцессы Авроры, что подчеркнуто словами феи Карабосс: «Она уснет и сон ее будет вечным» (ремарка композитора). Усиливают весомость страшного пророчества танцы крыс и карликов – свиты феи Карабосс – также облаченных в черные костюмы. Они кружатся в неистовом танце вокруг феи Карабосс, что напоминает ритуальную пляску.

Движения феи Сирени легки, пластичны и воздушны. Основа ее танца – классический танец на пуантах, который наполнен «стремлением оторваться от поверхности земли», символизирующий возвышенность образа феи Добра над реальным миром [3; 6]. Символика классического танца «связана с самыми высокими и светлыми идеалами» [3; 77], она определяется «как мировой порядок, организованный космос, противопоставление хаосу» [3; 76]. Открытость и устремленность танца феи Сирени ярко контрастирует с «ужимками» феи Карабосс. Основу ее движения составляет движение по диагонали – самое распространенное в классическом танце, «поза, ориентированная в пространстве сцены по диагонали, обладает особой выразительностью и эстетической привлекательностью» [3; 110]. Фея Сирени «разрезает» очерченный феей Карабосс круг заклятья по диагонали справа налево, такое движение «кажется замедленным, оно как бы преодолевает некое сопротивление» [3; 112]. Таким образом, фея Сирени преодолевает замкнутость жестокого заклятья Карабосс великой силой Любви и Добра.

В драматургии Пролога сфера волшебного Добра расширена. Здесь возникает классическая сюита добрых сестер феи Сирени. Их имена – Кандид, Флер-де-Фарин, Крошка, Канарейка, Виолант – в ходе работы над либретто были заменены на такие, которые бы символизировали качества фей – Искренности, Цветущих колосьев, рассыпающей Хлебные крошки, Щебечущей канарейки, Пылких сильных страстей. В небольших музыкальных «портретах» отражаются различные стороны прекрасных фей. Возникает сцена благословения, в которой предсказывается история чудесного ребенка, а также происходит посвящение Авроры в мир волшебного Добра. Следуя друг за другом, феи в аллегорической форме «рассказывают» о судьбе Авроры, которая подобна искренней чистоте весеннего ландыша, заснет, но дремлющая в ней сила жизни и вступившиеся за нее космогонические силы приведут к веселому, как в райском саду, празднику и апофеозу любви.

В Вариации феи Искренности создается образ ландыша с присущими ему чистотой и нежным благоуханием во время весеннего цветения. Дана метафора: весной рождается цветок – рождается прелестная девочка. Вариация построена на песенной интонации и «мотиве колыбельной». Первая – передает чистоту феи Искренности, второй – «мотив колыбельной», символизирует момент засыпания героини.       Таким образом, фея Искренности «рассказывает» о появлении в волшебном мире маленькой принцессы – чистой, нежной, которая в «мистический час» заснет.

Фея Цветущих колосьев символизирует энергию жизни и роста. В основе Вариации лежит вращательное движение в мелодии, виртуозность которого усилена ритмом тарантеллы. Символика данной вариации такова: как и колоски, созревая в поле, питаются от земли, так и Аврора полна внутренней силы перед встречей со своим избранником.

          Вариация феи Хлебных крошек отличается от предыдущих вариаций фей своим лирическим звучанием.     Ее музыкальная характеристика открывается лирической интонацией, представляющей собой круговое движение в грациозной мелодии. В развитии добавляется второй элемент лирической интонации – легкая трель в верхнем регистре, имеющая и звукоизобразительный, и символический характер.

          Известно, что Чайковский выделяет лирической интонацией особо значимые моменты в своих произведениях. Здесь «рассказ» о событиях в жизни принцессы как будто останавливается. Наступает время ритуала посвящения: фея рассыпает хлебные крошки – рассыпает созревшие плоды (цветущих колосьев, ставших хлебом) как знак космогонического урожая – дара избранным на Земле. Избранницей является принцесса Аврора – за ней стоит добрая сила, способная из зерна (веретена, которое ее уколет) – образа Вечности – рождать снова и снова жизнь… Метафора, возникающая в этой вариации, понятна и ассоциируется как с мифом о Зерне (языческим), так и мифом о Христе, дарующим хлеба (одно из его чудесных таинств). Далее, после остановки времени в ритуале посвящения, вновь восстанавливается время событий.

В вариации феи Щебечущей канарейки раскрывается легкий и беззаботный характер. В данном номере «мотив щебетания» – это орнаментально-фигурационное движение в мелодии, пронизанное триольным ритмом, имитирующим веселые трели и радостный свист феи Канарейки. В «рассказе» появляется мотив будущего большого праздника в мире волшебного Добра – обретение счастья Авророй и Дезире.

В Вариации феи Пылких страстей характер музыки определяется ремаркой М. Петипа – «неистовая». Интонационная лексика данной вариации сосредоточена в трех мотивах, которые имеют упругий, активный и стремительный характер.  Фея Пылких страстей завершает «рассказ», в конце которого знаменательной становится сила любви, преодолевающей все преграды – в мире борьбы Зла и Добра, в мире волшебных превращений, в мире красоты человеческих чувств.

Декоративное оформление образов добрых фей, вносит дополнительные акценты в их характеристики. Феи облачены в условные костюмы классического танца – балетные пачки. Цветовое решение их костюмов имеет символический смысл. Так, чудесная фея Искренности, облаченная в белую пачку, привносит в сказочный мир «чистоту», «доброту» и «мудрость» [8]. Фея Цветущих колосьев – в оранжевой пачке. Этот цвет – «солнечный», символизирующий «Божественный разум» [5, 8]. Фея Хлебных крошек – в белой пачке с розовой подсветкой, символизирующей «чистоту», «мудрость», «нежность» и «скромность» [5]. Движения феи Щебечущей канарейки, как и виртуозно поющей птицы, легки и воздушны, ее наряд – желтая пачка, символизирующая «великодушие», «интеллект» и «интуицию» [1, 4, 5]. Фея Пылких страстей в красной пачке, что говорит о «энергии жизни», «преданности», «справедливости», «всепобеждающей любви» и «смелостью» перед опасностью [5, 8]. Таким образом, оформление костюмов фей символично – они наделяют принцессу прекрасными качествами: чистотой, добротой, мудростью, божественным разумом, великодушием, интеллектом, интуицией, энергией жизни, преданностью, справедливостью и смелостью, одновременно являясь воплощением многогранности сказочного Добра в балете.

В кульминационном моменте Пролога, когда свершается архетипическая ситуация зарождения мирового конфликта Добра и Зла – в финале Пролога хореографическое решение партий фей статично, что указывает на значимость происходящих событий, символическое оцепенение окружающего мира. Феи не танцуют, они организуют сценическое пространство в виде чаши, обращенной к зрительному залу. Такое расположение символизирует о «возрождении», возобновлении жизни после «смерти» или испытания, что проецируется на дальнейшую судьбу героини –ее сон-смерть и возрождение к жизни под действием великой силы Добра и Любви [6, 8].

Итак, в Прологе сюита фей из свиты феи Сирени занимает важное место в формировании художественной концепции балета «Спящая красавица». Пять добрых прекрасных фей подобны пяти лепесткам Сирени.  Их появление организовано в рамках зеркально симметричной структуры:

  • в центре (фея Хлебных крошек) – ритуал посвящения героини в мир волшебного Добра (космогоническая родовая энергия),
  • средний круг (фея Цветущих колосьев и фея Щебечущая канарейка) – включение символов зерна и птиц как растительного и животного миров, сопутствующих главной героине (земная природная энергия);
  • внешний круг (фея Искренности и фея Пылких страстей) – отражение мира чувств главных героев в их женском и мужском преломлении (человеческая энергия родных душ).

Вместе взятые, вариации фей из Пролога в символической форме воплощают Путь принцессы Авроры к Любви.

Итак, в драматургии Пролога балета «Спящая красавица»                     П. И. Чайковского представляется вечная борьба Добра и Зла. Как известно, данный архетипический конфликт порождает множество сюжетов. Один из которых – сказка о любви Авроры и Дезире. Борьба феи Сирени и феи Карабосс вносит крупным планом философски надличностные, вечностные идеи в содержание балета: рождение, рок, сон, воскрешение, вечный свет Любви и Красоты. Сказочный план становится проводником и более детальным, можно сказать, горизонтальным развёртыванием мифологической ситуации: рождение – чудесного ребенка (Авроры), рок – зловещее заклятие в День рождения (фея Карабосс), сон (умирание Авроры), воскрешение (сбылось предсказание феи Сирени), Вечный свет Любви и Красоты (Дезире и придворные в ритуальном празднестве). В данной цепочке событий несложно заметить типичную для мифологического текста логику: Символ – Кризис – Ритуал – Реинтеграция – новый Символ. В результате контрапунктирования мифологической логики и сказочных функций в музыкально-художественном содержании балета Чайковского раскрывается многомерная и иерархично организованная художественная идея – победа Добра и Любви над Злом и Роком в мире Красоты.

 

 

Список литературы.

  1. Бауэр В., Дюмотц И., Головин С. Энциклопедия символов. – М., 2000.
  1. Краткий словарь по эстетике / Ред. М. Овсянников. – М., 1983.
  2. Лебедева Г. Д. Балет: семантика и архитектоника. – СПб., 2007.
  3. Ожегов С., Шведова Н. Толковый словарь русского языка. –     М., 2001.
  1. Похлебкин В. В. Словарь международной символики и эмблематики. – М., 2006.
  2. Словарь символов и знаков / Сост. В. Адамчик. – М., 2006.
  1. Театр // Энциклопедия / Сост. А. Дубровская. – М., 2002.
  1. Энциклопедия символов, знаков, эмблем / Сост. В. Андреева и др. – М., 2000.

 

QR Code